Пародии «Алисы» в зеркале разных переводов



А.Тикина (Йошкар-Ола)

Несмотря на название моего доклада, я хотела бы остановиться на первой книге дилогии об Алисе, а именно на «Приключениях Алисы в Стране Чудес». Эта книга вызвала множество толкований и переводов, не будучи изначально написанной на русском языке. Первые переводы существовали еще в прошлом веке, например, «Соня в царстве дива» неизвестного автора и ALLEGRO П.С.Соловьева. А.Д. (А.П.Френкель), М.П. и В.Набоков продолжили традицию. Сейчас же наибольшее распространение и признание получили переводы Заходера и Демуровой.

Мне хотелось бы обсудить именно их, а также работу Набокова «Аня в стране чудес». Все тексты изобилуют стихотворениями, и на них я хочу обратить ваше внимание.

В оригинале у Л.Кэррола все стихи являются пародиями. Напомню, что пародия — поэтическое или прозаическое произведение, жанр, основанный на комическом воспроизведении поэтики и стиля какого-либо писателя или отдельного текста.

Есть несколько основных приемов пародии, из которых наиболее яркими являются:

  1. повторение (пародия копирует оригинал, чтобы он был узнаваем в ней по каким-либо присущим ему чертам);
  2. гипербола (повторение черт в утрированном виде, чтобы «высветить» приемы автора оригинала);
  3. ирония, каламбур (непрямая форма критики, она дает скрытую оценку своему обьекту с помощью двусмысленности подтекста, которая основывается на многозначности, омонимии (схожести по звучанию и написанию) и вариантности слов).

Л.Кэррол использовал все эти приемы для создания юмористических пародий, т.е. комичного подражания оригиналу, но иногда привносил элементы сатиры — высмеивал идейную сущность произведению.

Писатель берет для пародии хрестоматийные стихи — нравоучительные, серые, но популярные в его дни, унылые и моралистические. Все пародируемые стихи были известны детям той поры. Большинство их сохранилось только благодаря пародиям Кэррола.

Вот стихотворение дидактического поэта Исаака Уоттса «Противу Праздности и Шалостям»:

    {HOW DOTH THE LITTLE BUSY BEE    Как дорожит любым деньком
     IMPROVE EACH SHINING HOUR       Малюточка пчела!
     AND GATHER HONEY ALL THE DAY    Гудит и вьется над цветком,
     FROM EVERY OPENING FLOWER!      Прилежна и мила.}

 {[Л.Кэррол:]}{HOW DOTH THE LITTLE CROCODIL
               IMPROVE HIS SHINING TAIL,
               AND POUR THE WATERS OF THE NILE
               ON EVERY GOLDEN SCALE!}

     А теперь переводы:

 {[:]}{Как дорожит своим хвостом
               Малютка крокодил.
               Урчит и вьется над песком,
               Прилежно пенит Нил!}

  {[:]}{Крокодилушка не знает
               Ни заботы, ни труда.
               Золотит его чешуйки
               Быстротечная вода.}

  {[:]}{Звери, в школу собирайтесь!
               Петушок пропел давно!
               Как вы там ни упирайтесь,
               Ни кусайтесь, ни брыкайтесь,
               Не поможет все равно.}

Перевод Демуровой ближе к оригиналу (стихотворению Л.Кэррола), выдержан размер и стиль, но стихотворение не опирается на русский эквивалент, понятный и известный русскому читателю — он не видит пародии, очевидна лишь комичность произведения. У Набокова виден русский вариант («Птичка божия не знает…» Пушкина), вставлен «герой» произведения, но, естественно, сменился размер.

Заходер берет тоже хрестоматийное стихотворение («Дети, в школу собирайтесь!») и оригинал (стихотворение Уоттса) пародируется в самой идее (там хвала прилежности, а здесь — наоборот). Причем, мне кажется, что вариант Заходера звучит более естественно для наших дней, нежели набоковский. Правда, достигается это полным отрывом от оригинала (в стиле, размере и лексике).

Те же самые особенности перевода можно найти и в стихотворении «Папа Вильям» (пародия на Роберта Саути «Радости старика и как он их приобрел»).

     { "YOU ARE OLD, FATHER WILLIAM", THE YOUNG MAN CRIED
         THE FEW LOCKS WHICH ARE LEFT YOU ARE GREY,
      YOU ARE HALE, FATHER WILLIAM, A HEALTHY OLD MAN;
         NOW TELL ME THE REASON, I PLAY.
      "IN THE DAYS OF MY YOUTH, FATHER WILLIAM REPLIED,
         I REMEMBER'D THAT YOUTH WOULD FLY FAST,
      AND ABUS'D NOT MY HEALTH AND MY VIGOUD AT FIRST,
         THAT I NEVER MIGHT NEED THEM AT LAST..."

      - Папа Вильям, - сказал любознательный сын.
         Голова твоя вся поседела.
      Но здоров ты и крепок, дожив до седин,
         Как ты думаешь, в чем же тут дело?
      - В ранней юности, - старец промолвил в ответ,
         Знал я: наша весна быстротечна.
      И берег я здоровье с младенческих лет,
         Не растрачивал силы беспечно...}

Сын задает еще два вопроса, папа так же поучительно отвечает.

Опустим англоязычный оригинал Кэррола, обратимся сразу к переводам:

      {[Демурова:]}
     {- Папа Вильям, - сказал любопытный малыш,
         Голова твоя белого цвета.
      Между тем ты всегда вверх ногами стоишь,
         Как ты думаешь, правильно это?
      - В ранней юности, - старец промолвил в ответ,
         Я боялся раскинуть мозгами,
      Но узнав, что мозгов в голове моей нет,
         Я спокойно стою вверх ногами...}

    {[Набоков:]}
     {Скажи-ка дядя, ведь недаром
      Тебя считают очень старым,
      Ведь, право же, ты сед,
      И располнел ты несказанно,
      Зачем же ходишь постоянно
      На голове? Ведь, право ж, странно
      Шалить на склоне лет.
      И молвил он: В былое время
      Держал, как дорогое время,
      Я голову свою...
      Теперь же, скажем откровенно,
      Мозгов лишен я совершенно
      И с легким сердцем, откровенно,
      На голове стою...}

На переводе Заходера хотелось бы остановиться особо. Он также, как и Набоков, меняет стиль и размер, но включает в пародию не одно, а несколько известных стихотворений. Я насчитала семь. Сколько найдете вы?

     {Вечер был, сверкали звезды,
      На дворе мороз трещал.
      Папа маленького сына
      Терпеливо просвещал.
      И хотя он (папа) вскоре
      Посинел и весь дрожал,
      Задавать ему вопросы
      Сын упорно продолжал:
      - Заяц белый, куда бегал?
      - Чижик-пыжик, где ты был?
      - Аты-баты, что купили?
      Даже это не забыл!
      Ах, как он хотел поставить
      Старика-отца в тупик,
      Но, увы, на все вопросы
      Отвечал шутя старик.
      Сын спросил:
      - Скажи, на сколько
      "Ре" трещит сейчас мороз?
      Но и тут отец нашелся:
      - На два "ре", молокосос!
      - Ладно,- проворчал малютка,
      - Вот тебе вопрос такой:
      Кто зовется второпяхом?
      Ах, попалась, птичка, стой!
      - Рано радуешься мальчик,-
      Осадил старик юнца,
      - Всем известно повсеместно,
      Второпях зовут отца!
      И поняв, что все пропало,
      Закричал отцу сынок:
      - Что ты ржешь, мой конь ретивый?
      (Лучше выдумать не мог).
      - Как же ты не постеснялся
      Мне задать такой вопрос?
      Ты ответишь, милый мальчик,
      И не в шутку, а всерьез!
      Да! Хотя довольно громко
      На дворе мороз трещал,
      Все прохожие слыхали,
      Как малютка отвечал!}

Да! Здесь от оригинала не осталось и следа! Нет, осталось: герои и действие; любознательность юности и мудрость старости, а также печальный для сына конец. Комический эффект достигается путем вкрапления известных стихов, которые приобретают новое и неожиданное звучание. Набоков достигает комичности через «узнавание» читателями размера «Бородина» (в котором, кстати, действуют те же герои — молодой солдат и старый) и просто забавными ситуациями. А перевод Демуровой воспринимается просто как юмористическое произведение.

Приведу еще один отрывок. Это колыбельная Герцогини, когда она пыталась «нежно» убаюкать своего ребенка.

Для пародирования взято стихотворение либо Дж.Лэндфорда, либо Дэвида Бейтса — исследователи не могут выяснить, кому его приписать.

{SPEAK GENTLY! IT IS BETTER FAR        Любите! Истина вела
 TO RULE BY LOVE THAN FEAR;            Любовью, а  не  страхом.
 SPEAK GENTLY; LET NO HARSH WORDS MAR  Любите! Добрые дела
 THE GOOD WE MIGHT DO HERE!            Не обратятся прахом!}

    Это лишь первая строфа достаточно длинного стихотворения.

  {[Кэррол:]}
   {SPEAK ROUGLY TO YOUR LITTLE BOY,
    AND BEAT HIM WHEN HE SHEEZES:
    HE ONLY DOES IT TO ANNOY,
    BECAUSE HE KNOWS IT TEASES.
  CHORUS: WOW! WOW! WOW!}

  {[Демурова:]}                  {[Набоков:]}
   {Лупите своего сынка            Вой, младенец мой прекрасный,
    За то, что он чихает.          А чихнешь - побью!
    Он дразнит вас наверняка,      Ты нарочно - это ясно...
    Нарочно раздражает.            Баюшки-баю.
  Хор: Гав, гав, гав.            Хор: Ау! Ау! Ау!}

             {[Заходер:]}
              {Малютку-сына - баю-бай!
               Прижми покрепче к сердцу
               И никогда не забывай
               Задать ребенку перцу!
             Припев: Уа-а! Уа-а! Уа-а!
               Уж я-то деточку свою,
               Лелею, словно розу!
               И я его - баю-баю!
               Как сидорову козу!
             Припев: Уа-а!..}

Демурова не отходит от оригинала (стихотворения Кэррола), а смысл именно пародии теряется, т.к. непонятно, что пародируется. Набоков берет за основу «Казачью колыбельную песню» Лермонтова. Здесь пародия уже ощутима, но мне кажется, что в этой колыбельной слишком много лирики, неподходящей для характера Герцогини, а пародируемое стихотворение не всегда известно современным детям.

Заходер предлагает нечто особенное и самостоятельное. Это уже не пародия на что-то, а свое собственное сочинение, идея и тема которого взяты у Кэррола. Первые две строки каждого куплета могут быть заимствованы из «нормальной» колыбельной. Две вторые — полная им противоположность, ни в одной колыбельной такого не найдешь.

Пародируемое стихотворение не узнаваемо, но прием пародии применяется: двусмысленное выражение «задать перцу» используется в прямом значении «дать перцу» (ибо кухня, где происходит действие, была полна перцем) и как фразеологический оборот «вздуть, побить». Так что русский читатель найдет над чем радостно посмеяться.

Итак, я рассмотрела три разных перевода пародий Кэррола в книге «Приключения Алисы в Стране Чудес». Я думаю, что прослеживаются три тенденции в переводе этих стихотворений:

  1. приближение к английскому варианту, когда сохраняется идея, размер, стиль, но для русского читателя теряется пародийность, т.к. пародируемое стихотворение неизвестно читателю (Демурова);
  2. за основу пародии взято какое-либо русское стихотворение, естественно, с потерей размера и ритма оригинала, но с сохранением общей идеи. Для русского читателя это уже пародия, т.к. стихотворение узнаваемо (Набоков);
  3. переводчик создает свое стихотворение, с применением идеи, темы и характеров оригинала. Комический эффект достигается такими средствами, как игра слов, двусмысленность, использование известного для создания новых ситуаций, противопоставление. Все они присутствуют в разговорной речи, а потому легко уловимы и любимы (Заходер).

Не буду делать вывод, какой из переводов лучше, ибо «каждый выбирает для себя».

Похожие темы:
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Создание и поддержка проекта МА Родемакс  |  ZooAdv - сеть баннерной зоорекламы